Спектакль «Процесс» театра «Парафраз»

Австро-венгерский писатель Франц Кафка наполняет свои произведения абсурдом и сложной философией актуальных проблем. Не могу сказать, что мне близок метафорически-загадочный, написанный суховатым языком текст, но его многозначность и глубоко скрытый смысл заставляют задуматься. Роман «Процесс» зародился у автора немногим более ста лет назад после случая, не имеющего ничего общего с судебной системой в прямом смысле слова. Любовь — самый главный вдохновитель всего живого в мире, а страдания, вызванные ею, способны на много большее. Имя ей — Фелиция Бауэр. Случайное знакомство, бурная переписка в течение пяти лет и официальная помолвка. Именно это, казалось бы, радостное событие послужило началом пыток писателя. В нем борются два человека. Один стремится быть как все, завести семью, укрепить свое положение во внешнем мире, а второй — страстный писатель, творческое существо, которому необходима свобода. «Вернулся из Берлина. Был закован в цепи, как преступник. Если бы на меня надели настоящие кандалы, посадили бы в угол, поставили передо мной жандарма и только в таком виде разрешили смотреть на происходящее, было бы не более ужасно» — пишет Кафка в своем дневнике. Ему не удалось примирить в себе эти противоборствующие чувства и помолвка расторгается. Плодом душевных терзаний и мучений становится «Процесс».
Этот роман не входит в привычный театральный репертуар, от чего возникает еще больший интерес увидеть его постановку. Глазовский театр «Парафраз» не остановила «нетеатральность» произведения, и мы можем наслаждаться им вживую. Такое тонкое, чуткое и уместное осовременивание я встречаю впервые. 1915-й год и год сегодняшний. Между ними вековая пропасть. Но основная проблема, поднятая Кафкой, актуальна и в наши дни.
1915 год. В день своего тридцатилетия главного героя — Иосифа К. арестовывают. Вся необычность ситуации заключается в том, что никто не может объяснить — за что. На протяжении года он пытается выяснить причину и завершить процесс оправданием, ищет людей, которые могут ему помочь. Но все тщетно. «Ты слишком много ищешь помощи у других. Неужели ты не замечаешь, что помощь это не настоящая?» — говорит священник Иозефу. Система не меняется, и, как нас в очередной раз убеждает автор, человек не способен ее изменить. Единственный выход для героя — уйти.
Сегодня. Живет простой человек, а городские власти решают проложить дорогу на месте его дома. На все очевидные возражения у них есть абсурдный, но безапелляционный ответ. И человек вступает в борьбу. В неравную борьбу с существующей судебной системой. Нет на этом пути ему помощников. Нет закона и логики. Есть абсурд, кажущийся всем вполне логичным. Каждый мелкий представитель этой системы мнит себя верховным судьей и отчетливо видит это в своем отражении в зеркале. Не изменить, не сдвинуть, опускаются руки, человек отступает и уходит.
Создать достижение сценического искусства из весьма лаконичной, тяжелой, угнетающей абсурдностью происходящего книги дорогого стоит. Тысячи «Браво!» режиссеру Дамиру Салимзянову. В очередной раз преклоняюсь перед его талантом. Я сидела и, словно кот на сметану, облизывалась на столь сочные и вкусные режиссерские приемы. Несмотря на всю трагичность спектакля, улыбка от происходящего на сцене не сходила с моего лица. «Немецкая классика с русским колоритом» — возникло у меня в голове на первых минутах спектакля, как только гоповатого вида парни пришли арестовывать главного героя. И это ощущение не покидало все два часа. Балалайка, медведь, музыка из программы «Время» и песня Верки Сердючки выступают в роли крепкой связующей нити между двадцатым и двадцать первым веком, между Прагой и Глазовом. А самодельные тапочки, провязанные крючком, придают удмуртскую изюминку и делают эту ниточку еще прочнее. Описание происходящего по рации, громыхания листов нержавейки и дикий звук от бокала с водой погружают зрителя во внутренний мир главного героя и начинают сводить с ума. Окончательно согнуться под гнетом правды жизни и безысходности не дают яркие акценты сценографии, своевременность и ритмичность переходов. Костюмы, декорации, каждый элемент, присутствующий на сцене, вносит свой смысл и соединяет всю картину в единое целое. А далеко не провинциальные актеры своим профессионализмом обрамляют ее в шедевр театрального искусства.
Спектакль «Процесс» номинирован на премию «Золотая маска-2017» в трех номинациях, но, несмотря на решение жюри фестиваля, для меня это беспрекословный гран-при «Лучшая работа режиссера».

Автор текста Анна Камашева.